GGi Logo
знач. изм.
USD 08/03 58.26 -0.07
EUR 08/03 61.71 -0.15
bid ask
Золото 0 0
Нефть Brent 0 0

 
 
 
 
Cанкт-Петербург
наб. реки Смоленки, д. 33, литера А,
ТБК «На реке Смоленке», офис 4.77 телефон (812) 327 72 26
office@clc-spb.ru
 

<< Архив новостей

Отказ выслушивать мелкие жалобы признан конституционным

Конституционный суд (КС) отказался признать нарушением Конституции рассмотрение в апелляции частных жалоб о распределении судебных расходов без извещения сторон. Ранее КС разрешил отклонять в закрытом режиме жалобы по спорам граждан с властями, в том числе о нарушениях на парламентских и президентских выборах. О несогласии с позицией КС вновь заявил в особом мнении судья Геннадий Жилин.

Жители Новосибирска Александр Карабанов и Виктор Мартынов обратились в КС после неудачной попытки оспорить присужденную им сумму возмещения судебных расходов оппонентов по проигранному делу. Апелляционные инстанции отклонили жалобы заявителей без их участия, сославшись на ст. 333 Гражданского процессуального кодекса (ГПК), разрешающую судам принимать решения о вызове сторон в заседание "с учетом характера и сложности поставленного в частной жалобе вопроса и изложенных в ней аргументов". По мнению заявителей, спорная норма, позволяющая "не уведомлять стороны о времени и месте рассмотрения частной жалобы", а также отклонять ходатайства о проведении заседания с их участием, нарушает Конституцию.

КС тоже рассмотрел дело в закрытом режиме — на основе принятого в 2012 году решения по той же норме ГПК. Поправки к ГПК, узаконившие рассмотрение частных жалоб граждан в спорах с властями или госучреждениями без извещения участников процесса, оспаривал вместе с другими заявителями и господин Мартынов. "Несмотря на то что суды рассматривали мои жалобы в открытом заседании, я не знал о времени и месте рассмотрения. Право на публичность судопроизводства стало для меня иллюзорным и осталось на бумаге",— заявил он тогда. Однако в 2012 году такой подход был признан конституционным — на фоне рекордного количества политических дел в КС и Верховном суде (ВС), который без участия сторон отклонил сотни жалоб, связанных с нарушениями на парламентских и президентских выборах.

В новом деле спор касался имущественных прав, однако КС вновь признал, что слушания по таким делам можно не проводить — это упрощает рассмотрение судом несложных, по его мнению, дел. Апелляционная инстанция не обязана предоставить сторонам возможность изложить свою позицию устно, известив их о времени и месте заседания. И только при необходимости оценить новые доказательства, не представленные ранее по уважительной причине, суд должен назначить слушания, решил КС. В постановлении указано, что дела заявителей могут быть пересмотрены — но лишь в том случае, если суды применяли оспоренную норму в истолковании, расходящемся с выявленным КС смыслом. Представитель господина Карабанова Елена Карабанова считает шансы на это минимальными, а само решение КС — двусмысленным, отметив, что "ничего нового в нем не выявлено".

С большинством судей КС в очередной раз не согласился выступивший с особым мнением судья-докладчик Геннадий Жилин. Против упрощенного судопроизводства он высказывался неоднократно: полпред президента Михаил Кротов в 2012 году пытался впервые в истории КС заявить в связи с этим судье Жилину отвод. В новом особом мнении судья напомнил, что право на личное участие в судебном заседании является важнейшим, а лишение сторон права быть извещенными о его времени и месте "не согласуется с правом на судебную защиту, реализация которого предполагает равенство всех перед законом и судом и осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон". КС, по его мнению, должен был потребовать восполнения "законодательного упущения", из-за которого в перечень дел, определяющих "материальные правоотношения сторон" (которые должны рассматриваться с их извещением), не попали вопросы распределения судебных расходов.

© CLC, 2009. Все права защищены.
Rambler's Top100  
Данный ресурс и информация размещенная на нем защищены законами об авторских правах РФ и международными соглашениями.
Незаконное воспроизведение или распространение графической, текстовой информации или ее части влечет гражданскую и уголовную ответственность